"Смотрите как мне плохо!"

О широко распространенной деструктивной модели отношений с миром: "я добиваюсь своих целей, демонстрируя всем как я несчастен".

На днях я проходил мимо детской площадки и заметил, как две девочки одновременно заплакали, а их мамы уходили вздыхая, было видно, что ситуация повторялась уже много раз. Девочки явно не хотели уходить с площадки.

Плач этих девочек был очень похож на плач годовалых детей (из серии уу-аа! уу-аа!), но девочкам было на вид уже года по три-четыре.

Почему меня так заинтересовала эта история? Потому что я увидел в этих девочках широко распространенную модель, в которой много лет назад и сам себя обнаруживал иногда: ожидание помощи через демонстрацию своего несчастного положения.

Если у младенца плач - жизненно необходимый сигнал (он звучит как сигнал бедствия), то теперь в основе запрос из серии "на 10 минут дольше погулять". Явное несоответсвие требования и интесивности сигнала. Погулять на несколько минут дольше не является вопросом жизни и смерти!

Опасность в том, что эта модель добычи благ для себя распространится дальше на взрослеющего человека и перейдет в его взрослую жизнь, вместо того, чтобы остаться где-то в 1-3 года. Только теперь это уже не плач в прямом смысле, а установка: "когда я несчастен на меня обращают внимание и помогут". Но другие взрослые люди, редко приходят к тем, кто через "плачет" добивается своих целей, чаще эффект прямо противоположный: люди стараются держаться от них подальше. Тогда "несчастные" обращаются к Богу, который замещает им родителей (с которыми такой режим общения чаще всего невозможен): "я докажу (маме) Богу насколько мне плохо и (мама) Бог придет мне на помощь". Но в реальности получается так, что чем больше человек несчастен, тем глубже он застревает в своем несчастье. Несчастье - не выход из несчастья.

Несчастье, как способ добычи ресурсов - это все ещё детская модель поведения. Как младенческий плач девочек, нежелающих идти домой.